Переработка газа из метанола в полимеры

Переработка газа из метанола в полимеры

Приглашаем инвесторов для вложений во вторичные процессы переработки газа – из метанола в полимеры. Этот процесс достаточно прогнозируемый и выгодный.

Приглашаем инвесторов вложить деньги в повышения объема переработки газа в несколько раз. Этот объем может быть увеличен как в два раза так и в несколько раз. Развитие данного направления имеет многоступенчатый уровень.

*Приглашаем инвесторов в имущественный комплекс под создания IPO.

Категория:

Описание

Метан в метанол

О метаноле обыватель на постсоветском пространстве слышит, как правило, в том случае, если кто-либо принял его внутрь, спутав с этанолом. Подобные случаи заканчиваются плачевно: когда слепотой, когда смертью.

Спрос на метанол в мире ежегодно растёт примерно на 6,5 %: в период с 2010 по 2017 г. он вырос в 1,5 раза и достиг 76 млн тонн. К 2025 году мировое потребление метанола вырастет ещё на 60 % и достигнет 122 млн тонн.

Данный спирт широко применяется в химической промышленности: используется в качестве присадки к топливу, применяется для производства формальдегида, формалина, уксусной кислоты, олефинов и ряда эфиров. Без формальдегида невозможно производство ДСП и ДВП, пластмасс, резины, косметики, бетонов и т. д. Кроме того, метанол является перспективным судовым топливом (пусть и уступающим СПГ): Международная морская организация уже добилась перевода судов с высокосернистого мазута на дистиллят, снизив долю серы в топливе на 3 % (до 0,5 %). Поэтому шансы СПГ и метанола стать судовым топливом растут.

Мировыми лидерами по производству метанола являются страны Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, в частности Китай. КНР лидирует как в производстве метанола, так и в его потреблении (свыше половины мирового), но производство в КНР не успевает за потреблением — к 2025 году дефицит собственного производства метанола в КНР составит около 30 млн тонн в год.

Россия в 2017 г. произвела около 4,1 млн тонн метанола, внутренний спрос составил около 2,4 млн тонн, остальное экспортировали в ЕС, заняв 24 % европейского рынка. Сам же метаноловый рынок ЕС растёт примерно на 2 % в год.

Низкая себестоимость добычи газа и невысокие затраты на его транспортировку делают российский метанол конкурентоспособным и позволяют надеяться на постепенное вытеснение с европейского рынка поставщиков из США, стран Южной Америки и Ближнего Востока. Это позволит занять до 15 % мирового рынка метанола и обеспечить рост несырьевого экспорта на 7–8 млрд долларов. Кроме того, метаноловые заводы позволят «Газпрому» снизить поставки природного газа на профицитный европейский рынок без падения финансовых показателей — газ будет переработан и экспортирован.

Всего в России планируется реализовать 15 метаноловых проектов совокупной мощностью около 19 млн тонн, которые потребуют не менее 15–20 млрд долларов инвестиций.

* Включая остальные проекты компании в порту Тамань

** Стоимость первой очереди завода «Аммоний»

Как видно, все наиболее перспективные метанольные заводы в России расположены в европейской части страны, в то время как ключевой потребитель метанола в мире — Китай. Заводы, ориентированные на китайский рынок, планируется ввести в эксплуатацию с 2026 по 2030 год. Пока же единственный на востоке страны терминал для перевалки метанола мощность в 1 млн тонн расположен в порту Восточный, но осуществляет перевалку нефти и нефтепродуктов — доставка метанола из Сибири по ж/д оказалась невыгодной. Дело в том, что на востоке страны просто нет существующей инфраструктуры для организации метанольного производства — для него требуются большие объёмы природного газа, тогда как европейская часть страны плотно покрыта газопроводами.

Однако и в европейской части России уже наметились проблемы с недостаточной пропускной способностью газопроводов — её придётся увеличивать, иначе заводам просто не хватит сырья. Если предположить, что все анонсированные в Ленинградской области метаноловые проекты будут успешно реализованы, то только Ленобласть будет производить на 14 % больше метанола, чем выпускается сейчас во всей России, и контролировать около 73 % его экспорта.

Впрочем, реальное строительство метанольных заводов ещё не началось, поэтому всё перечисленное выше пока остаётся амбициозным планом, в отличие от США, где метанольные производства получили второе дыхание.

В начале 2000-х американская метанольная промышленность ушла в минус из-за высоких цен на газ, и к 2005 году производство метанола прекратилось. До 2015 года США ежегодно импортировали около 4–5 млн тонн метанола. Однако сланцевая революция позволила США возобновить производство и занять 9 % мирового рынка по производству и 8 % по потреблению. Уже в этом году США станут нетто-экспортёрами метанола за счёт роста производства на 5 млн тонн.

Однако даже в таком случае российский метанол будет конкурентоспособным: стоимость газа для производства одной тонны метанола в России обходится в 65 долларов, в США — уже в 113 долларов, а в Китае — в 289 долларов (160 долларов в случае с углём). Благоприятным останется и фактор логистики.

В общем, метаноловые перспективы у России хорошие. Осталось малое — построить заводы.

Этан в полиэтилен

Текущее состояние российской полимерной газохимии тоже оставляет желать лучшего. Российский этилен неконкурентоспособен на внешних рынках, так как получается путём переработки нефтяного сырья, в результате чего себестоимость поливинилхлорида (из него, например, изготавливаются пластиковые окна) оказывается выше, чем у импортного сырья.

Перспективы на рынке очень хорошие, однако, в отличие от заводов по производству метанола, газоперерабатывающие заводы (ГПЗ) и газоперерабатывающие комплексы (ГХК) уже строятся. И если в метаноловой отрасли реализацией проектов занят частный капитал на иностранные деньги (своего финансирования не хватает) при содействии иностранных инжиниринговых компаний (они умеют строить подобные объекты), преимущественно китайских или японских, то за развитие полимерного направления газохимии отвечают «Газпром» и российские компании.

Интерес «Газпрома» — выход в высокий передел. Своё сырьё — природный газ — у газового монополиста есть, есть доступ и к транспортной инфраструктуре, равно как и возможность её модернизировать и реконструировать под новые нужны. Есть у компании и инжиниринговые подразделения.

Интерес государства — рост несырьевого экспорта и рациональное использование природных ресурсов, особенно если они просто сжигаются. Ежегодно в России сжигается до 50 млрд кубометров попутного нефтяного газа (состоит преимущественно из метана) — 10 % годовой добычи «Газпрома». Данного объёма Австрии хватало бы примерно на 5 лет потребления. А в добываемом в стране природном газе содержится 10–12 млн тонн этана, из которых перерабатываются около 700 тыс. тонн.

Газоперерабатывающие заводы, производящие этилен, могут составить четыре кластера: амурский, ленинградский, астраханский и иркутский. Причём последний кластер создаётся не «Газпромом», а Иркутской нефтяной компанией.

Амурский ГПЗ будет вторым в мире по величине, а газохимический комплекс даже превзойдёт его по объёмам переработки (42 против 45 млрд кубометров).

Источник  sonar2050

Добавить комментарий

Написать
Send to WhatsApp
Приветствуем Вас!
Вы желаете -
Задать вопрос?
Найти поставщика?
Продать, купить товар?
Стать нашим партнером?